Ctrl + ↑ Позднее
25 августа 2015, 21:51

Уимблдон—2015

cover white

Теннис — громадная часть моей жизни. Первый раз я взял ракетку в руки в шесть лет, и понеслось — тренировки, турниры, победы, поражения... Школа, лицей, университет и работа приходили и уходили, а теннис оставался всегда. До сих пор я играю два раза в неделю. Пишу этот пост, а час назад ещё был на корте.

Теннис познакомил меня с потрясающими людьми и стал причиной многих запоминающихся событий. Так случилось и на этот раз — теннис занёс меня в Лондон на Уимблдон — самый престижный теннисный турнир в мире.

Среди теннисных соревнований есть особая категория — турниры Большого шлема. Их всего четыре — в Лондоне, Париже, Мельбурне и Нью-Йорке, — и каждому больше ста лет. Если теннисист выигрывает хоть один такой турнир, он становится богаче на несколько миллионов долларов и по праву входит в элиту тенниса. Но даже среди этих четырёх турниров Уимблдон всегда выделялся. Победить здесь — высшее достижение в теннисе.

Победители прошлого года

С детства я мечтал попасть на любой из этих турниров. И так получилось, что мой друг Влад, с которым я чаще всего играю в теннис, всегда хотел побывать именно на Уимблдоне. И как-то зимой после очередной игры мы подумали, а почему бы и правда не съездить на следующий Уимблдон. К тому же я уже собирался в новое путешествие по Великобритании и Ирландии, то есть гарантировал себе на лето визу. Да и в любимый Лондон я готов ездить хоть каждый отпуск.

Уимблдон — один из немногих турниров, который проводится на траве. Проходит он в июле — как раз, когда в Лондоне идеальная погода, и длится две недели. Мы решили ехать на вторую, чтобы пропустить первые раунды и смотреть игры, начиная с 1/8 финала.

Главная проблема на Уимблдоне — достать билеты на хорошие матчи. Во-первых, они дорогие.

£1 ≈ 100 ₽

Цены 2015 года

Во-вторых, на билеты бешеный спрос. Центральный корт вмещает 15 000 зрителей, корт №1 — 11 000. Желающих же посмотреть вживую на лучших теннисистов мира гораздо больше. Если вы не друг королевской семьи и не член дружественных Уимблдону организаций, то у вас четыре способа достать билеты:

  1. The Public Ballot. Примерно за полгода до турнира можно заполнить специальную анкету. Организаторы выберут людей, между которыми случайным образом распределят места, и билеты продадут этим людям. Когда мы решились ехать, заполнять уже было поздно.
  2. Интернет-сервисы перепродажи билетов. Во время турнира не дремлют перекупщики («те, кто купил билет, но передумал идти»). Их билеты совершенно легально продаются в интернете на сервисах типа Viagogo. На финал, например, цены доходили до £17 000. Когда нам рассказали про этот способ, был канун 1/8 финала, и встречались предложения по £3 000.
  3. Тикетмастер. Каждый день в 9 часов утра несколько сотен билетов по обычным ценам появляются на Тикетмастере — официальном билетном партнёре Уимблдона. Так можно попасть только на Центральный корт и корт №3.
  4. The Queue — очередь. По вековой традиции работают кассы, и принимают там только наличные. Каждое утро в них появляются билеты на территорию Уимблдонского парка и по несколько сотен билетов на главные корты. Всем, кто приходит в очередь, выдают карточку с порядковым номером. Если хочется купить билет на центральный корт, придётся прийти вечером и переночевать в палатке. Периодически стюарды на поляне проверяют карточки, и если кто-то отлучится домой или в машину переночевать, карточку аннулируют. По вечерам атмосфера напоминает Грушинский фестиваль — природа, палатки, гитары, алкоголь, общение. Но если просто хочется попасть в парк и посетить не самые топовые матчи или посмотреть теннис с экрана, достаточно приехать утром.

Мы же поехали в Лондон без билетов и надеялись на то, что нам повезёт купить билеты через Тикетмастер хотя бы на один матч. В крайнем случае мы готовы были найти палатку и переночевать в The Queue. В Лондон мы прилетели в субботу, за день до традиционного воскресного отдыха на Уимблдоне, и планировали пойти на корты в понедельник. Местные нам сразу сказали, что шансов купить билет на главные корты никаких нет и единственный шанс попасть туда — через знакомых, и то, если очень повезёт.

Мы немного приуныли. Утром в воскресенье я встал в 7:00, открыл Тикетмастер и встал в онлайн-очередь. Начался обратный отсчёт. Ровно в 9:00 страница обновилась, появилась заветная кнопка Find tickets, и я трясущимися пальцами нажал на неё. Выпала ненавистная капча, и после неё сайт выплюнул два билета рядом на 501 сектор и начал отсчитывать 10 минут, чтобы я оплатил заказ. Я успел порадоваться пару секунд, ввёл данные карты и вспомнил, что симка у меня уже стоит британская, а подтверждение должно прийти на Мегафон. Нашёл симку, кое-как переставил её подручными скрепками, получил смс (спасибо Тинькоффу, который не подвёл) и стал счастливым обладателем билетов на центральный корт. И подобный фокус мы проворачивали три дня подряд.

* * *

Уимблдон — это один из южных пригородов Лондона. До него ходит метро, ветка Дистрикт. Каждое утро мы садились в метро и слышали это замечательное объявление:

Сам парк находится уже в третьей зоне, а наш Ойстер был только на две зоны. Поэтому мы выходили на станции East Putney и топали 20 минут пешком по окрестностям.

Начиная со станции Southfields, нарастает ажиотаж, и людей становится очень много. На улице, которая соединяет метро и парк, некоторые предприимчивые местные прямо на своих участках устраивают торговлю хот-догами и холодными напитками. Наверное, они неплохо зарабатывают, потому что за 13 дней Уимблдон-2015 посетил 484 391 человек.

Доходим до парка и забираем наши билеты. Вот они!

На входе нас попросили открыть рюкзак и выкинуть пакет с большим логотипом New Balance — англичане не приветствуют на подобных событиях «ambush marketing». Насчёт камеры ничего не сказали, то есть объектив 18/135 мм можно спокойно проносить.

И тут началось наше тотальное погружение в Уимблдон. На территории парка разбросаны 19 игровых кортов, и только на четыре из них проход по билетам. На все остальные (The Grounds) можно проходить просто так. На первой неделе на всех кортах плотное расписание, а на второй они уже не так загружены. Поэтому многие теннисисты предпочитают проводить утреннюю разминку прямо тут. Идёшь — а в шаге от тебя разминается первая ракетка мира Новак Джокович или местный любимец Энди Маррей.

Англичане — мастера ухода за газонами. Идеальная 8-миллиметровая трава Уимблдона:

Вот Макс Мирный вышел играть пару на один из обычных кортов.

Но нас больше всего интересует Центральный корт, где первая игра дня — Серена Уильямс vs Винус Уильямс. До начала ещё полчаса, и мы идём затариваться знаменитой уимблдонской клубникой со сливками.

В каждой порции ровно десять ягод, сорт — Kentish. Можно посыпать сахаром. Стоит £2,5.

Проходим мимо корта №18. Пять лет назад ребята выдали тут 11-часовой матч на три дня.

Заходим на Центральный корт и поднимаемся на верхние сектора. В окнах видно корт №3.

Минут за 15 до матча ещё совсем пусто. Народ не теряет время — ест клубнику и пьёт шампанское или Pimm's.

На корте появляются сёстры Уильямс, доминирующие в женском теннисе уже лет 15. Это их 26-й матч между собой.

Заметьте, что обе теннисистки в белом. На Уимблдоне запрещено играть в цветной одежде.

На табло в перерывах показывают, что происходит на остальных кортах. Следим, как дела у Шараповой.

Серена очень мощно играет. Не ожидал, что в женском теннисе так сильно бьют. Подача около 200 км/ч. Любой удар не под заднюю линию — Серена тут же пробивает навылет. Хотя и Азаренка, и Шарапова тоже способны на такое, они делают это не настолько стабильно. Даже не знаю, как можно выиграть у Серены, когда она в хорошей форме. И в этот раз она довольно уверенно выиграла у старшей сестры.

Потом был матч между Энди Марреем — надеждой всей Британии — и Иво Карловичем — человеком, подающим за 230 км/ч.

Подача Иво вживую — это нечто, но ничем другим хорват не удивил. А вот Маррей произвёл отличное впечатление, особенно выверенными свечками и обводками. Раньше я недооценивал Маррея, но здесь мне его игра очень понравилась.

Потом на сцену вышел король — Роджер Федерер. Человек, который превращает теннис в искусство.



Роджер без проблем выиграл у Баутишты Агю. Я даже не знаю, как описать эмоции от его тенниса — он идеален.

За первым кортом располагается знаменитый холм — The Hill, — на котором сидят тысячи зрителей и смотрят теннис на большом экране. После окончания игр на своих кортах все идут досматривать оставшиеся матчи дня на холм.

Успели посмотреть окончание матча Джоковича с Андерсоном, только вот места были уже далековато от экрана.

Многим тут важен не теннис, а общение

Первый день на этом и закончился.

Не знаю, сколько тут съедается и выпивается, но мусора на холме очень много. Утром — идеальная чистота.

Во вторник утром понаблюдали за турнирами юношей и девушек до 18 лет. Поискали в сетке русских, наткнулись на Софью Жук и решили её поддержать. Впоследствии Софья стала чемпионкой — красавица! А ведь была даже несеяной.

Днём на Центральном корте проводились женские четвертьфиналы. В первом болели за нашу Машу.

Места в этот раз были чуть ниже и ближе к центру. Шарапова в драматичном матче выиграла у американки Коко Вандевейе.

Игра Шараповой очень понравилась. Чувствуется непробиваемый фокус и настрой на победу. Такой характер, как у Марии, и называют чемпионским.

На Уимблдоне часто идёт дождь. Центральный корт — единственный, у которого есть выдвижная крыша и искусственное освещение. Но если дождь недолгий, то крышу предпочитают не выдвигать, а просто застилают корт брезентом. За матч может быть несколько коротких пауз.

После Шараповой суперматч выдала Азаренка против Серены, но победить ей не удалось. Проникся уважением к Виктории — по-моему, за весь турнир никто лучше против Серены не сыграл.

Потом на Центральном корте был выставочный матч легенд, где солировал знаменитый теннисный шоумен Мансур Бахрами.

В среду проходили мужские четвертьфиналы. На Центральный корт поболеть за Энди Маррея пришли принц Уильям и Кейт Миддлтон. Британцы так любят королевскую семью, что традиционная английская бабушка по соседству мне сказала: «Зачем вы их снимаете? Не тратьте время, вы же можете их лицезреть».

Энди Маррей в трёх сетах выиграл у Вашека Поспишила, который ничем особо не впечатлил. После них на корт вышли Новак Джокович и Марин Чилич.

Чилич — это игрок с подачей Карловича, но который умеет кое-что ещё, кроме подачи.

Каждая подача около 225 км/ч

Так выглядит матч с трибуны.



Второй четвертьфинал закончился очень быстро, и мы снова пошли на холм — смотреть, как Вавринка вылетает от Гаске.

Следующий день мы осознанно решили пропустить, потому что в расписании были только женские полуфиналы. Так мы и попортили себе карму. В четверг утром наша традиционная схема с покупкой через Тикетмастер не сработала — в 9:00 браузер завис, а после обновления странички все билеты были уже проданы. В итоге мы решили поехать утром в пятницу в очередь, чтобы купить билеты на территорию парка и посмотреть мужские полуфиналы на холме.

Около 9 утра мы прибыли на поляну, и нам вручили карточки вместе с правилами очереди.

Вот так выглядит быть 2222-м в очереди. Люди уже убрали палатки и ждут, когда откроются ворота.

Очередь двигается бодро.



Примерно в 10:25 мы прошли на территорию, а в 10:30 торжественно открылись ворота. Зрителей встречает оркестр.



Народ сразу направляется за напитками, клубникой и едой.

А мы пошли смотреть, не разминается ли кто-нибудь. И снова встретили Джоковича.

Джокович очень расслабленно разминается.



У Гаске темп повыше.



Дальше мы посмотрели полуфинал турнира юношей и пошли на холм, где с трудом нашли хорошие места, чтобы увидеть матч Джокович vs Гаске.

Джокович выиграл

Потом был самый зрелищный и самый желанный матч турнира — местный герой Маррей против рекордсмена по количеству титулов на Уимблдоне Федерера.

Народу много, но настроение у большинства не очень, потому что Маррей проигрывает.

В субботу прошёл женский финал, который нам был неинтересен. А в воскресенье у меня уже был рейс в Россию, поэтому мужской финал я увидел только дома.

* * *

Первый раз я побывал на профессиональном турнире. Впечатления — огонь. Оказалось, что вживую сильнейшие теннисисты мира выглядят гораздо круче, чем по телевизору. Каждый игрок впечатлил сильнее, чем я ожидал. Смотреть три дня подряд с Центрального корта на игры людей из топ-10 мирового тенниса — это то, о чём я никогда и мечтать не мог.

Атмосфера на Уимблдоне — это что-то особенное. Традиции, настроение людей, сам парк — всё это неповторимо. Теперь хочется съездить на другой турнир Большого шлема, чтобы окунуться во что-то похожее и сравнить с Уимблдоном.

В ту пятницу Уимблдон для нас закончился, но оставалось ещё два полных дня на великолепный Лондон!

Всю осень, зиму и половину весны я учился в Школе стажёров Бюро Горбунова. Последние три месяца я пытался осознать, что из этого вынес и как она на меня повлияла.

Многие мои знакомые дизайнеры и продукт-менеджеры спрашивают, стоит ли им идти в школу Бюро. Честно говоря, не знаю. Я опишу здесь только свои впечатления. Так совпало, что сегодня был последний день очередного набора. Надеюсь, пост всё равно будет полезен будущим абитуриентам и тем, кто получит приглашение на первую ступень, но пока не решил, идти учиться или нет.

О самом процессе я подробно писать не буду. Всё проходит именно так, как написано на страничке школы. Ещё о нём хорошо написали мои «одноклассники» Михаил Озорнин и Аркадий Чугунов.

Я хочу подробнее рассказать о пользе от школы. Вообще, в Бюро очень любят понятие пользы. «В начале работы над продуктом нужно выделить его полезное действие», «полезное действие нужно максимизировать» — это то, о чём постоянно говорят преподаватели школы.

Я ощутил громадную пользу. Я разработчик, а не дизайнер. Но мне всегда нравился дизайн, и я старался быть в теме, читал книги и блоги. Не могу сказать, что я получаю массу удовольствия от программирования, но мне нравится делать полезные и работающие продукты. Просто меня тянет в сторону мобильной сферы, и я умею писать код. Главный кайф в моей работе — это возможность создавать приложения, которыми пользуются люди. Полезный разработчик — не тот, который знает десять языков и сорок технологий, а тот, кто способен с нуля запустить качественный продукт.

Раньше я думал, что нужен какой-то особый талант, чтобы заниматься дизайном. Но Артём Горбунов считает, что дизайну можно научить. Ну и я поверил. Благодаря школе я теперь могу сам создавать продукты. Я уже запускал несколько мелких проектов, а сейчас в маленькой команде работаю над серьёзным приложением.

После школы мне стало легче отличить хороший дизайн от плохого. Раньше я смотрел на приложение и думал: «что-то здесь не так». Теперь я вижу, где именно огрехи, где вёрстка не такая, где текст слабоват, где синтаксис элементов хромает. И самое клёвое — ты понимаешь, как в несколько простых шагов можно всё улучшить.

Ещё школа многие вещи в голове расставляет по порядку. Это касается не только дизайна. Школа охватывает набор областей — переговоры, управление, редактуру, право, — которые только на первый взгляд не имеют отношения к дизайну. Но в процессе обучения ты начинаешь видеть, как сильно одно влияет на другое. Это прям наслаждение врубиться, как контрольные точки на проекте способствует сдаче работающего продукта в срок или что написание текста для сайта нельзя отрывать от дизайна.

Учиться в школе тяжело. Если вы думаете, что попадёте на первую ступень и будете просто лекции просматривать, то школа не для вас. Каждую неделю нужно давать результат. Провалил дедлайн несколько раз — до свидания. Принцип «расти или уходи» в действии. Жёстко, да. На второй ступени ещё жёстче — за неделю надо сделать два полноценных задания, причём для себя можно запланировать несколько итераций и обсудить промежуточные результаты с преподавателем. На выходные оставить не получится — выходные для отдыха. Настоящая гонка.

Благодаря такому ритму понимаешь, что планировать нужно не впритык. Что если остаётся два часа до дедлайна, а у тебя интернет отвалился или не пришло вдохновение — виноват только ты. Здесь же понимаешь, чем в первую очередь можно пожертвовать, если не успеваешь. Количеством фич можно, а вот качеством нельзя. И временем нельзя — дедлайн не сдвигается. А если дедлайн двигать — так продукт и не запустишь.

Школа учит принципу «сделать ≠ делать». Главное — результат. А результат — он в мире клиента. Не сдал — значит, не сделал. Плохо сделать тоже не прокатит. А хорошо сделать можно, только если правильно понял задачу. Не стоит начинать делать, пока не разобрался. Разобраться — ответственность исполнителя, то есть твоя.

На второй ступени уже реально понимаешь, что не можешь простить себе халтуры. Пара плохих оценок в начале — и всё, отпадает соблазн отправить первый же получившийся результат. Работаешь, пока видишь слабые места и есть силы.

На третью ступень я не попал. Подозреваю, главный её урок в том, что картинки — фуфло. Самое сложное — согласовать, реализовать и запустить. То есть мало сделать дизайн продукта и учесть тысячу комментариев арт-директора — надо ещё найти разработчика. А в итоге нужно запустить реальный продукт для реальных людей. Мне кажется, у ребят там было полное месиво в течение двух месяцев.

Пока учишься в школе, не пропадает чувство, что на тебя без перерыва льют поток знаний. Иногда кажется, куда же ещё? А оно всё продолжается. То крутые советы, то показательные примеры, то ещё какие-то приёмы. И из-за этого хочешь прогрессировать. Возникает просто огромная жажда быть лучше. И одновременно понимаешь, что всегда есть, к чему стремиться.

P. S. У Бюро свои взгляды на дизайн и на работу в целом. Они могут не совпадать с вашими. Если будете их нарушать, добьётесь только плохих оценок. Поэтому если вы с чем-то в корне не согласны из кодекса, лучше в школу не поступать.

Вчера обновился до iOS 8.3 и заметил, что одно из моих приложений стало ужасно тормозить при скроллинге UICollectionView. Лэйаут там наподобие CoverFlow, в ячейках используется Auto Layout, но на iOS 8.2 скроллинг работал быстро.

Запустил профайлер. Оказалось, что в самом тяжёлом стэке вызовов целых 20% времени съедает метод [UICollectionReusableView _preferredLayoutAttributesFittingAttributes:]:

Начал искать, были ли у кого похожие проблемы, и наткнулся на обсуждение в Гитхабе. У них тоже тормозил скроллинг, причём на более ранних версиях iOS, и кто-то предложил добавить такой код в дочерний класс UICollectionViewCell:

- (UICollectionViewLayoutAttributes *)preferredLayoutAttributesFittingAttributes:(UICollectionViewLayoutAttributes *)layoutAttributes {
    return layoutAttributes;
}

Вставил этот код в свою ячейку, и скроллинг снова заработал быстро. Полез смотреть в документацию. Про метод preferredLayoutAttributesFittingAttributes: написано:

The default implementation of this method adjusts the size values to accommodate changes made by a self-sizing cell.

Но мне не нужен был self-sizing. Стал искать дальше, почему начал вызываться метод, пересчитывающий атрибуты лэйаута. В UICollectionViewFlowLayout.h нашёл поле estimatedItemSize:

// defaults to CGSizeZero - setting a non-zero size enables cells 
// that self-size via -preferredLayoutAttributesFittingAttributes:
@property (nonatomic) CGSize estimatedItemSize NS_AVAILABLE_IOS(8_0);

Проверил — estimatedItemSize у меня действительно равен нулю, но preferredLayoutAttributesFittingAttributes: всё равно дёргается, причём реализация по умолчанию чаще всего возвращает атрибуты, отличающиеся на несколько десятых от переданных в аргументе.

Получается, что в iOS 8.3 ребята из Apple изменили логику self-sizing для ячеек UICollectionView. В любом случае, согласно документации, этот метод не должен вызываться. Если вдруг у вас тоже начал тормозить скроллинг, попробуйте этот фикс :-)

17 января 2015, 16:39

Неделя без машины

На прошлых выходных из-за снегопада мне пришлось оставить машину за Волгой, в 140 км от Самары. Всю рабочую неделю моими главными средствами передвижения были метро и ноги. Вот несколько случайных мыслей и наблюдений по этому поводу:

  • метро — нормальный способ передвижения по Самаре, но его адово мало для города с миллионом жителей;
  • в метро мало пассажиров, по крайней мере, в 10—11 и 20—21, но я бы не сказал, что «самарское метро возит воздух»;
  • до «Алабинской» поезда пока не ходят, хотя я надеялся, потому что она ближе к моему дому;
  • после Москвы кажется, что составы еле едут, а девятиминутные интервалы — вечность;
  • на машине я трачу около 35 минут в день на дорогу на работу и обратно, а на метро и пешком получается 80, и эта разница чувствуется — будто меньше часов в сутках;
  • метро лучше, чем остальной общественный транспорт;
  • маршрутки — зло;
  • чтобы хоть как-то почистить тротуары, Самаре понадобилось три дня, а некоторые популярные участки не чистили вообще (вдоль Авроры);
  • ездить общественным транспортом дёшево;
  • думать о чём-то легче, когда идёшь пешком или едешь на транспорте, чем когда за рулём;
  • вспоминаются первые курсы, шарф, шапка и наушники в ушах, и по настроению идёт музыка пятилетней давности;
  • один раз на Гагарина пристал гопник и отстал сам через несколько секунд;
  • с машиной проще заехать в магазин после работы и сходить на теннис или в зал.

Зимой в Самаре на работу лучше ездить на машине. Возможно, летом мысли были бы другими.

Ctrl + ↓ Ранее